MENU

Держаться за последнее: Дунин-Марцинкевич и его «дворянство»


  Винцент Дунин-Марцинкевич – один из самых изученных классиков белорусской литературы. И действительно: вряд ли в Беларуси найдется сознательный человек, который бы не слышал его фамилию, уж очень благородной она считается. Но вот незадача: приписка «Дунин» является вымыслом. Как? Ведь десятки произведений дошли до нас именно с двойной фамилией, которая знакома нам и теперь. Сейчас всё объясним, начинаем с 1830-хх годов…


  Начнём с краткого обзора привилегий шляхты в конце XVIII века. В Речи Посполитой шляхта имела высочайшие привилегии, которые долгие годы отбирались у короля. Выбор короля, избрание в шляхетство, различные мелкие приятности и многое другое – неудивительно что под конец жизни Речи Посполитой шляхетского сословия было 10% населения.


  Начиная с включения некоторых земель государства в Российскую Империю, привилегированнное положение этой социальной группы резко изменилось. Шляхта начала бунтовать, а мечта «восстановить Речь Посполитую» парит в мечтах некоторых поляков и по сей день. В 1830-31 гг. прогремело «Польское» восстание, после которого правительство Империи начало шляхту усиленно "чистить". А так как в Речи Посполитой важнейшим доказательством шляхетства было соседское признание — документов тогда не все сохраняли, —  многие в этом процессе прогорели.
 
  В 1808 году в семье обеднелой шляхты рода Марцинкевичей, Яна и Марцианы, родился сын, которого крестили под именем Винцент-Якуб. Можно предположить, что в Бобруйском костёле был ленивый ксёндз, и приписка «Дунин» улетела в небытие из-за его халатности. Так могло бы быть, если бы не один факт: Ян Марцинкевич был в дальнем родстве с главным епископом России того времени – Станиславом Богушем-Сестренцевичем. И сами родственники нашего сегодняшнего персонажа никогда не имели такой приписки. Как-же Винцент сделал такой блестящий ход в «Дунины»?


  На самом деле приписка «Дунин» существовала. Шла она от полулегендарного датчанина Петра Дунина, который переехал в Польшу в 1124 году и прибрал с собой свой герб «Лебедь». Герб имел некое распространие: своим его считали более 200 родов по Речи Посполитой. А сами Марцинкевичи были известны в гербовых родах «Наленч», «Далива», «Лелива».


  Винцент Марцинкевич начал подтверждать своё дворянство в 1832 году, успешно осуществив это через 4 года. Ведь реальных людей там было совсем немного, особое большинство составляли всякие уловки и выдуманные персонажи. Как подделывали дворянство?


С самого начала необходимо знать, чем пользоваться в будущем. Марцинкевич начал с однофамильцев. В гербовнике Несецкого, который сыграл огромную роль для различных людей, правдивых и фальшивников, была выписка на род Марцинкевичей. Но это естественно был не его род. По легендам выше род Дунин-Марцинкевичей пошел от Петра Дунина, которого Винцент по всем канонам своего положения и таланта смог приплести. Его современники были удивлены этим, и при составлении его биографии относили Петра к 
XVI веку, да и то с припиской "информация не точна".


  Особую роль в подтверждении шляхетства Винцента сыграл его родной дядя, Игнат Николаевич, который доказал свое дворянство в Смоленской губернии и поделился документами со своим племянником. От себя Дунин-Марцинкевич добавил «литературного» и приписал себе различных личностей в род с некоторыми исключительными ошибками. Но всё-таки это успешно приняли в доказательства.


  Так же те, кто не сохранял документов, активно пользовались такими документами, как: книги Ошмянского и Браславского судов, которые сохранились очень плохо, книга актов трибунала Минской каденци, которая сгорела в 1762 году. Были и другие, но эти – самые именитые в этом деле.

По итогу, в 1836 году Винцент (уже ДУНИН-Марцинкевич) подтверждает своё дворянство. Жизнь его не отпустила от канцелярии – он работал мелким чиновником в Минском суде, позже – переводчиком. Купив имение Люцинка, он покидает работу навсегда, полностью заняв себя литературой. Во время работы в суде он помогал таким же, как и он. Много шляхты, крестьян с его помощью получали дворянство. Потом за «подделку королевских печатей» он сел в тюрьму. Как утверждал его товарищ, Мартин Чапковский:
«Какое бы дело не поступило из рук Марцинкевича в дворянское собрание, везде есть поддельные бумаги».


  Делаем выводы: дворянство Дунина-Марцинкевича реально лишь до деда по линии его отца, дальше все в фальшивках и «литературных героях». Человек поистине легендарный, не так ли?

Источники:
- ru.wikipedia.org/wiki/Дунин-Марцинкевич,_Викентий_Иванович
- nashaniva.by/?c=ar&i=169275&lang=ru

Автор: Иван Кухмар

Категория: Мои статьи | Добавил: Eos (09.12.2020)
Просмотров: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar